ВАИРС

Всеукраинская ассоциация инвалидов рассеянного склероза
Текущее время: Вт сен 26, 2017 09:25:38

Часовой пояс: UTC + 2 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: Ср май 05, 2010 00:31:01 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: Чт апр 22, 2010 11:25:43
Сообщений: 3455
Откуда: г.Нежин, Черниговской обл.
Благодарил (а): 1679 раз.
Поблагодарили: 2092 раз.
Пол: Мужской
А.Постельняк.
ЭКСЦЕНТРИЧНАЯ ЛЕДИ

(ненаглядное пособие для начинающих)

...Только лучший председатель
Девяти забитых сёл
Знал размеры барабана,
По которому ей всё...

Эта несносная девица любила казаться мудрой. Прищурившись и поджав губы, она подолгу напряжённо всматривалась вдаль. Иногда это занятие помогало солнцу вставать...
Боже, как часто глупость принимается за эксцентричность, неординарность мышления! Очень мало нужно, чтобы удивить собой. Например, когда она внезапно падала навзничь в густую траву, окружающие, хоть и шарахались, всё же поражались её простоте и раскрепощённости, высказывая шумное одобрение, смешанное с удивлением.
Одна только трава покорно молчала, принимая неизбежность быть смятой, вдавленной в землю. А вообще-то, в неприглядном виде она имела меньше шансов быть съеденной случайной коровой или дикими кроликами. (К слову: именно эта случайная корова являлась единственным животным, честно МЫчавшим «ММ-М-Ы-ЫЫЫ!», а не «ММ-УУУ», как все остальные...) Впрочем, я совсем позабыл, что дикие кролики давно перевелись... Ну и не важно. Перевелись кролики – расплодились дядьки-косари, этакие волшебники, превращающие траву в сено...
Смятая трава... ага! Так вот... В общем, как ни крути, а полезно иногда иметь непривлекательный вид. Знавал я одного домашнего кролика, кормильцем которого был дядька-косарь, так тот нарочно вымазывался в смеси собственного помёта и остатков корма только, чтобы иметь гадкий, зачумленный вид. Его кормилец-хозяин, в очередной раз выбирая достойного быть поданным в раздетом виде к праздничному столу, безнадёжно махал рукой в сторону казавшегося тощим от грязевых сосулек заморыша, и уверенно шагал мимо, чтобы выбрать чистого, красивого, пушистого кандидата. Таким образом, не утруждая себя ежечасным умыванием и почесыванием, гениальный зверёк умудрялся всякий раз продлевать себе жизнь, и я подозреваю, что в конце концов он пережил всех своих чистоплюев-братцев, состарился, и достойно почил естественной смертью. O, если бы мне только удалось хотя бы одним глазком взглянуть на его грандиозные похороны!...
Ну, вот... Что это я о смерти? Ведь каждый из вас замечал, что мысли, а тем более разговоры о ней, не прибавляют душевного спокойствия, и все деловито-заумные речи с философским оттенком невиданной мудрости на самом деле не что иное, как сознательное «запудривание» собственных мозгов, в надежде ослабить дрожь немощных коленок, да заглушить монотонным звуком речевого пафоса шум потных струй ужаса, стекающих вдоль позвоночника. Ниагарский водопад по сравнению с которыми звучит робким весенним ручейком.
Помереть не страшно разве тому, кто не успевает понять, что, собственно, произошло. Так красивый цветной телевизор не успевает понять происходящего, когда отключают электричество. Откуда ему знать, что кому-то чего-то приспичило, и он попросту выключен за ненадобностью. Также не понять ему поведения тупого короткого замыкания, в один момент спекающего все его веселые разноцветные кишочки в невзрачную пенистую массу... Увы, всё когда-то должно завершить свой путь, и не надо только падать и дрыгать ножками в детской истерике! Мы всегда смертельно больны, когда есть кому на это смотреть. Природа-мама просто не в состоянии купить вечную игрушку, которая бы не ломалась и к которой никогда не утратится интерес... Пока мир изменяется, – он движется, пока движется – не зарастает плесенью, а значит не создан из этой плесени некий пенициллин, – универсальное лекарство от всех болезней, что ведут за руку к извечному концу всё сущее, и лепящих из него нечто новое, ни на что не похожее. Ну, как: правда же, узнав такое вам стало веселей и спокойнее, а главное, проще? Ладно, не обольщайтесь и не хорохорьтесь. Сейчас добавим дёгтя...
Ведь согласитесь же, чем плавней переход от одной главной мысли к другой, тем больше ощущается некий подвох. Представьте, к примеру, арбуз... Без косточек. Не правда ли прекрасно? Чудная мякоть алого цвета беззаботно пожираемая вами; не мешают процессу поглощения дурацкие косточки... Мечты.... мечты! Но не будь в нём этих штучек, каким образом несчастный (поскольку обречённый быть съеденным) арбуз продолжит свой род? Допустим жалость в своё сердце и дадим ему необходимую возможность размножаться. Пусть будет с косточками. И тут мы подходим к главному. Ведь именно в отсутствии плавности перехода между совершенно различными предметами, т.е. косточками и арбузной плотью наблюдается замечательно откровенный контраст систем бытия, величие единства разного по сути... Я видел пляж в Одессе. Назывался он почему-то «Алабама». Согласен с тем, что имя несчастного корабля, столь глупо погибшего вследствие роковой ошибки, давно стало нарицательным и частенько, слетев с весёлых уст, выражает нечто, вроде подлой невезухи, грандиозного, на голову не одеваемого, какого-то кошмара и тому подобное. «Да, но, – спросите вы меня – при чем тут пляж?» Ага. Напрашивается элементарнейшая ассоциация на уровне детского сада: корабля с морем и пляжа с морем. Маленько туповато, но для неискушённых сойдет. Грубо говоря, пляж был назван так либо «от фонаря», либо «по приколу». Обожаю шутников, поэтому выбираю второе « либо». Ежели бы мне позволили в подобной манере дать название, к примеру, прибрежному бару (которых на пляже – тьма, и стоят друг от друга на грибном расстоянии). то мне пришлось назвать бы его уж никак не «Калипсо» или «Русалочка», а, допустим, «Весёлый Роджер». Тут же напрашивается идея на продажу фирменного горячительного напитка с одноимённым названием и соответствующей этикеткой на оригинальной бутылочке... Но я никогда бы не рискнул приблизиться с предложением подобного к владельцу пляжной закусочной. А всё потому, что привелось бы рассказывать до посинения, кто таков и чем замечателен этот «Веселый Роджер», затем проводить параллель с утопшей «Алабамой». Меня бы просто приняли за «рисовщика». стремящегося блеснуть эрудицией и остротой ума и, скорее всего, очень просто, почти прозаично набили бы морду. (Во всяком случае, уж никак не отшлепали!) Перспектива – перспективе рознь. Так гораздо сложнее обстоят дела с побитием мне рыла чутким читателем... Вот вам и весь секрет псевдонимизации...: так подлеца искать дольше. Да. Настоящий художник должен быть правдив. А художник слова и подавно. Истинная красота и сила мысли, вылитой на бумаге будет ярче сиять, только озарённая светом фонаря под глазом, а ещё лучше – двух.
Обидно, когда бьют морду ни за что, а так – всё в порядке. Моральное удовлетворение, когда получаешь возможность день ото дня наблюдать за чудесным восстановлением формы лица и его цвета возбуждает, словно по весне...
...В конце концов, можно порассуждать о пользе битья «фэйса» авансом, в целях, так сказать, профилактики, но, в силу очевидности формулы, прения отменяются и данное, как аксиому, принимаем без доказательства. Вот тебе и очередной постулат! Знали бы вы, как я их ненавижу!... Мне ближе чистое течение мысли, которую не давят берега условностей и догм, не перекрытые плотинами нелепых запретов в виде угрюмо-повелительных «низзя». Вы можете возразить, сказав, что вода дыру найдёт или когда-то её сделает. Согласен. Однако, сколько может уйти времени и сил для создания крохотного отверстия?.. Как замечательно использовать свои возможности в полную силу, целенаправленно, смело и честно продвигаясь к некой великой цели!... И плевать на эфемерность, бесконечность и явную невозможность понять всё до конца. Жизнь вообще, – своеобразный процесс без завершения, – высокая плата за право перехода в другое измерение. Впрочем, если вам чересчур скучно, может, потолкуем об измерениях? Тут уж вы ни за что не догадаетесь, о чём именно пойдет речь. Представьте: есть на свете такие люди, которых хлебом не корми, а дай чего-то измерить... Зачастую это связано с родом деятельности индивида. Так, например, довелось мне однажды присутствовать на знаменательной встрече мэра города с его подопечными в одной из молодёжных организаций. И не важно, что мэру не пришлись по вкусу лавочки, сделанные собственноручно энтузиастами-музыкантами... Нет. Свита мэра состояла из шустрого начальники одного из ПМК который, подхватывая на лету указания «главного» по – поводу отсутствия у несчастных певцов и композиторов «из народа» элементарных подмостков, убогой сцены, умело изображал бурную деятельность, в результате которой его личной, домашней рулеткой были вдоль и поперёк изучены и записаны все размеры комнаты, плинтусов и т. д. Короче, обещанной сцены наши горемыки ждут больше года, и вряд ли дождутся вообще.
Вероятно, неурядицы произошли по причине бесконечного множества измерений, одно из которых забыли произвести.
На имитаторов кипучей деятельности мы натыкаемся повсюду. Куда ни плюнь, – всяк блещет глубочайшими познаниями, нахватавшись «по верхам», да ещё и приведёт пару примеров (как я) и, самое интересное, сумеет оправдаться в случае собственной беспомощности, сказав нечто вроде: «Тут Сам Господь Бог бы не справился», или же фатально-торжественно: «Знать не судьба!» Да. Рок тяжёл. Не подозревал, что настолько. Не хочется верить, но люди сталкивались с подобными проблемами и раньше... И чью-нибудь голову (не мою, разумеется), можно отдать на отсечение, что болезнь эта тысячелетней давности. Бедный наш Вселенский Доктор! Попробуйте-ка излечить подлую болячку, которая от века к веку меняет симптомы, прячется в гиперпространстве инкубационного периода, переходит из одного (опять же) измерения в иное, когда вздумается меняет кожу (в прямом смысле). Ну Сатана, да и только! А если так -всё становится на места, поскольку говаривали, что борьба со злом и есть жизнь, а потому не стоит кипятиться, роптать и геройски размахивать саблей... Все мы воины. И все бываем побеждены даже собственными слабостями. Разумеется, лучше «бывать», чем «быть».
Чем измерить величину подлости? Разве что объёмом своей совести... Но, ведь если хорошо покопаться, на самом-самом донышке многострадальной, недавно ставшей чистой, совести можно отыскать занимательные штучки, и тогда из глубин памяти всплывут события, которые мы считали вправе быть утопленными в прошлом, и окажется, что на самом-то деле мы не избавились от своих грехов; мы продолжаем их совершать. Просто старые грехи видоизменились. приняв новую форму, а мы наивно полагаем, что «это был первый и последний раз». Теперь вы, надеюсь, догадались, что продвигаясь в своём развитии всё дальше, всё выше, становясь всё лучше и сильнее очень важно не попасться на удочку хитрой иллюзии прогресса в совершенствовании себя и не нацеплять на широкую, гордо расправленную грудь незаслуженных победных орденов. Ну, если быть снисходительным, – цепляйте на здоровье, любуйтесь на героический образ свой, но... поймите, что это не ордена, а скорее юбилейные медали приуроченные очередным датам великих побед над... одним и тем же... Не скажу нового, но повторюсь: скромным нужно оставаться и перед самим собой и честным внутри себя. Так надо. Ведь разбор собственных «полетов» весьма каверзная и опасная штука. (Можно и на земле разбиться!) В силу изначально приобретённого по дешёвке у матушки-Природы «эго», вы будете, брызжа слюной, выгораживать себя перед собой и даже клеймить позором, а на задворках сознания совсем невинно оставите крохотную лазейку, – маленькое оправдание. А всё от того, что так неохота нести ответственность: «Да нет, это не моя вина... Так получилось... Была причина...» Мы врём в поисках пути к отступлению. А привыкнув врать самому себе, продолжаешь врать другим.
Основной изъян брака – потакание слабостям друг друга, холение и восхваление, привычка наделять предмет обожания чертами, ему не присущими, качествами, ему не свойственными, – самый толстый пример вранья и глупого тупика в развитии. Вместо того, чтобы, сосуществуя, оставаться личностями, удваивая возможности достижения цели, наблюдаем, как из двух ранее полноценных людей вырастает сиамский близнец. Этот двуполый урод ведёт себя препаскудно, начиная делить поровну даже те обязанности, с которыми элементарно справился бы и один. Получается казус, скрывающий в себе процесс, (вдумайтесь) противоположный развитию, т. е. обратный размножению. (?) Ну зачем и кому нужно делать из двух людей одного? Оставшиеся «запасные части» начинаю утрачивать качества, загнивают и отмирают. Получаем семью, где люди, уже не любя (а может «ещё не любя»), тупо живут, т. к. не могут(?) быть порознь. Каждый из них, пока ещё не осознавая, но ощущая происходящее, начинает хвататься за всё, чтобы только не расстаться с частью своей личности. Это выливается в упреки, скандалы, походы «налево». Время потаканий (сращивания) закончилось. Почему же мы не хотим узнать друг друга, почувствовать, понять ?
Система разделения полов предусматривает иногда совершенно абсурдные виды общепринятых (?) правил поведения. Простите меня за бесстыдно голую правду, – молодые, неопытные романтики, – но... привлекательность внешней оболочки женщины вытекает из обычного животного инстинкта нравиться. Кому? Естественно самцу. Конечно, всё стоит на грани «или» – «или», но чаще всего мы оказываемся за гранью человеческого, включающего в себя понятия, ставящие людей на высшую ступень за способность осознавать. Я не прошу симпатичную девоньку рядиться в рубище и посыпать голову пеплом, но чем короче юбочка, глубже вырез, больше блеска, тем быстрее сближение. О, молодость! Как я тебя понимаю. Но причём тут семья?
Молодой, пёстрый петушок бойцовской породы надавал по клюву своему, более мелковатому собрату по перу и, не забывая нравиться, пользуясь случаем вошёл в курятник... Самая первая, самая красивая курочка очень гордилась наблюдая, как из немощного соперника выдирали пух для брачной подушки. О том, как победитель начнёт «топтать» всех курочек подряд рассказывать не обязательно.
Вот и сблизились. Естественно, теперь самочку нужно ублажать, ободрять, веселить по поводу и без такового, дарить дорогие и яркие подарки. Я не против этого вообще, а против как метода подхода к сближению личностей. Если «Да», то осознанно, с обеих сторон. Ведь женщина покупается, оглупляется и, и в конце концов подчиняется. Милые наши самочки! Что же потом делают с вами ваши пай-мальчики? Тыкают носом во всё подряд и «ставят на место». Ай-яй-яй! Да флаг тому, кто крепче занял оборону! А кто расхваливал своего петушка: «Мой ты красивый, сильный, пуси-муси..?» Бывает и наоборот. Всё зависит от того, кто больше «гад», простите...
В поисках партнёра для жизни человек пользуется своими принципами, ищет, выбирает не подозревая, что на самом деле подыскивает того, кто будет лучше потакать его слабостям. Мы панически боимся неизвестности, строим свой мирок определённых вещей, чтобы сделать его привычным и гладким. И никак не можем изучить проявления неизвестности, отчего боимся её, как огня. А неизвестность в некотором смысле вполне изучаема. Она должна, как правило, быть частично неизвестной, и оказывается неизвестной ровно настолько, насколько мы считаем себя осведомлёнными в её законах. Кто вам втемяшил в голову, интересно, что вы должны всё знать досконально? Нельзя: иначе она перестанет быть неизвестностью. Её можно только чувствовать, понимать, любить, уважать, а иногда немножко заботиться, чтобы она не бросила вас в одиночестве и не позволила водовороту обыденности засосать вас и утопить. Для тех, кто разбирается во временных понятиях прошлого, настоящего и будущего, чувствует пространственную объёмность времени, тот способен ощутить и оценить полноценную и очень полезную работу его величества Неизвестности. Кто не хочет себя понять, так и умрёт в «непонятке». Не расстраивайтесь! Главное – не быть на краю. Из боязни запутаться не упрощайтесь до безобразия. Можно попробовать стать любознательным ребёнком и неспеша, шаг за шагом изучить эту странную игрушку – самого себя. Но если вдруг найдёте в кармане спички – не балуйте! Огонь – это вам, понимаете ли, не шуточки! Он всегда опасен. Быть его укротителем большая честь, если он находится внутри вас. Искры молодецкого задора, огонь страстной любви, душевная теплота, пожар ненависти и просто дурацкой злобы... Мы горим во всём этом и зачастую нуждаемся в помощи. Обидно, когда «помощники» начинают пользоваться вами в качестве тренажёра, то разжигая пламя, то окатывая ледяной водой безразличия, чтобы вновь зажечь, но уже с другой, пока ещё сухой стороны... Так подленько мы играем друг другом!
Нет! Определённо в этом мире трудно соскучиться! Вспомните о грустном с виду кролике, избегавшего своей участи так хитро и изощрённо, и... вам тут же станет весело до чёртиков. А однажды я сам чуть не умер от смеха. Слушайте: меня тогда так «подорвало», что после долго болела шея, горло и даже живот. Глаза мои бесстыжие от длительного слёзоотделения стали светящеся-красными, ну точь-в-точь, как у ныне покойного длинноухого альбиноса. Скажете: «Дался ему этот, в прошлом живой пример.» Без них, – без примеров, – никак нельзя, ребята! Всё познаётся в сравнении, и потому буду надоедать вам либо до смеховых колик в животе, либо до неуправляемой злобы, подмывающей швырять литературные шедевры в угол. Во втором случае заставьте себя подойти к зеркалу и вглядеться в перекошенную от злобы физиономию. Нет, конечно, если вы интеллигентный, образованный и уравновешенный субъект. я пойму ваше мудрое желание насадить эти страницы на ржавый гвоздь в нужнике, чтобы неспеша, с достоинством поглумиться над моим титаническим трудом. Вот видите, я себя тоже довольно сильно люблю, поскольку всем известно, что публичное поливание себя грязью, совершенно обратное и даже злорадное явление поглаживания по голове собственной персоны.
В меру, в меру, и еще раз в меру. Тем более мэру.
Очень люблю лес. Особенно опушку. На границе распахнутого поля и упрямо стоящих плечом к плечу деревьев, затаив дыхание, понимаешь многое, сразу, и кажется, что навсегда... Эти ощущения нельзя описать подробно, но к пониманию их можно подтолкнуть, напомнить о них, если у вас мелькали подобные мысли; и тогда осознание величия в малом и малого в большом, жадно заполнит звенящие голодным эхом маленькие пустоты большого разума.
Самое время снять усталость. Очень хочется, чтобы происходило это нежно, тонко и чувственно. Мы так редко стали испытывать действие чуткой ласки, тёплых воздушных струй, иногда – воды, в которой не надо тонуть и терять голову, а хочется отдыхать, отдав себя шёлковым волнам необъятно широкой реки блаженства... Прикоснись к этому прямо сейчас. У тебя хватит сил. Если ты уже не считаешь, будто при этом навсегда утратится часть тебя, или не будет жаль отдать таковую зная, что можешь ничего не получить взамен – ты растёшь. И растёт в тебе самая важная часть после силы разума и силы духа – это сила Любви. Вся такая разная, если говорить об отношении её к чему-то, но как чувство сама по себе – одна-одинёшенька. Различными именами и качествами её наделяют люди.
Стремительное падение в пустоту после пика радости не столько результат обратного развития, давящего впечатлением закономерной платы за счастливые мгновенья, а скорее необходимое испытание крепости сил духа и разума. Как просто. Если ты в состоянии уравновесить такие нежные и неспособные жить в одиночестве силы – ты идешь по верному пути. Не позволяй чему-то одному довлеть над другими силами, иначе неизбежно наступит перекос, и придется нивелировать всё заново.
Обычно всё так и случается, но это процесс совершенствования, над которым столетиями бьются дядьки-косари, окружённые уже не травой, а миллионами пар ушей несметных полчищ расплодившихся кроликов... И вынуждены всё косить и косить эти ушки, чтобы удержать баланс... Можно, разумеется, помечтать о срочной доставке из далёких тропических лесов нескольких тысяч голодных удавов, но на это уйдет драгоценное время, равновесие нарушится, и сработает дряхлый закон следственно-причинной связи. Так что мечтать об удавах, работающих за нас будем на пенсии. Вы ещё не помышляли о ней? И не надо. Но знайте, что это не есть незыблемое понятие. Эта горемычная условность, как и любая другая изначально обречена однобокостью понимания этого вопроса юным, не познавшим его большинством. Мудрый дед молвит: «Это состояние души...» Но, похоже, мудрые деды перевелись, как дикие кролики. И скажу: «3ря». Люди стали помирать чаще, раньше, и до почтенного возраста аксакала дотягивают немногие, да и те вынуждены поддерживать свой иссякающий оптимизм старческим маразмом, плоско, а иногда даже совсем пошло шутя на самые нешуточные темы. По секрету доложу, что ваш покорный слуга как раз пользуется таковым, как методом для проникновения в ваше сознание, оставив, однако, право выбора за вами, разрешая в любой момент отложить в сторону эту писанину. Можете отдохнуть. Расслабьтесь. Закройте глаза, умерьте пыл, успокойте качающиеся цепи ассоциативных связей. Кожа вашего лица смазана клеем. который стирается влажной губкой. Поры начинают дышать... (Ох, сюда бы любителей «помусолить» батеньку-Фрейда, тут они меня бы и распяли на сексуальных образах! Желание привязать на вся прочный красочный ярлык останется у людей ещё надолго...) Мне импонирует Сальвадор Дали за стремление показать подлинное течение мысли, очищенное от остановок для осознания. Но, говорят, он все-таки сошел с ума. Не вспомню только: «до» или «после»... Если «до», то проясняются причины его гениальности, а если «после» – также закономерный исход.
Вам доводилось слушать радио, когда одна передающая станция наслаивается на другую, и можно одновременно слышать совершенно различные вещи? Их даже не назовёшь противоположными диаметрально, диагонально, или как-либо ещё. Тем не менее, способность осознавать, слушая одно, оставляя в подсознании другое, нам известна. Но что заставляет в конкретные отрезки времени улавливать то одно, то другое или даже одновременно? Жуть какая. И от громкости зависит, от окраски звуков, голоса, музыки, от степени важности для вас в этот момент, настроения, а ещё от изощрённости вашей системы избирательности, и от бог весть чего ещё.
Не увлечься чарующей переменчивостью важно, чтобы не «тронуться». Не спешите с выводами: наша психика очень слаба. Может ошибочно показаться, что возможности вашего восприятия расширились, вы ощущаете прилив силы, вас поражает впечатление большого знания, всеобъемлющего чувства магической власти... Значит самое время заняться чем-то одним. Легчайший из всех пассивных, но несомненно действенных методов – послушать спокойную, хорошую музыку. Вы спросите: «А какая это «хорошая»?» Мамочка! Уровень вашего развития подтолкнёт, а своё счастье, сделав шаг, выберете сами!
Музыка. Есть интересные вещи и в этом виде искусства. Как плавное чередование красок на картине, как резко очерченный контрастный фрагмент, так и последовательное консонирующее звучание нот и всплеск эмоций в четко выделенном неожиданном аккорде производят схожее влияние на нас. Различия в способах передачи духовной информации объединены именем искусство, определенность целей которого – воздействовать на чувства, толкая их к развитию, обучать видеть невидимое и даже слышать неслышимое, – метод, не вызывающий сомнений в его честности. Опять же, любое орудие можно использовать с добрыми намерениями и злыми, уважительно касаться его только с целью познания или нырять с «головой» в безумии крайности. Отчего, когда руки наши касаются старого холста, уникального старинного инструмента, нас переполняют мысли, мы волнуемся, размягчаемся? Может потому, что сквозь время, не уничтожившее их, с нами на их языке говорит вечность? Может оттого, что касаясь их мы словно становимся благороднее и чище?.. Надолго ли – зависит только от нас.
Печально малые отрезки времени благоденствия огорчают. Но ведь большинство личностей, стремясь к высшему, терпят неудачу за неудачей, пробиваясь к цели ценой сил, здоровья, даже ради одной крохотной минуты в конце пути, которая для них будет длиться вечно...
Возможно, тоска и боль гложет из жалости к самому себе? Того, кто по-настоящему любит, тягость и лишения не угнетают, а встряхивают, пробуждая к жизни, возвращая на Землю. И всё-таки жалеть себя нужно, но... для других, достойно ценя тех, кто жалеет нас не щадя себя...
...В деревне Бормотухино счастье было поделено поровну. Одна часть изготовляла жидкую благодать, ублажая часть другую, а та, в свою очередь, щедро платила за радость. И были обе стороны довольны: они считали подлинным счастьем жить друг для друга. Перед каждым гостеприимно распахивались двери, улыбки, карманы, звучала соответственная музыка и слышался задорный смех, вершились таинства пьяной песни и пляски, а из кустов сирени торчало парное количество всевозможных... ног. Круг замыкался, и всё повторялось заново. Думаю, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы разобраться в многовековом (!!!) явлении, связывающим людей, как паразитов, живущих друг другом. Кто похлеще паразит – ясно и коню. Полноценный, здоровый обман, в котором одни обманывают себя питьем, а другие метят в «поильцы» и «созидальцы». Конечно, разрушают устои семьи и передового нашего производства всё те же горькие пьяницы, с коими нужно непременно бороться, иначе они переведутся, и нарушится священный баланс иллюзии всеобщей благодати.
Дорогое наше общество! Вся система влияния на людей, стоящая на основе выколачивания из них денег, построена по принципу игры на эмоциях, безусловных рефлексах, постепенно превращающихся в условные. Никто и не собирается заниматься духовным миром людей в масштабе государства, поскольку это не только повлияет на с таким трудом выращенную безответственную массу, но может стать социально опасно, и вполне способно разрушить экономический уклад товарно-денежных отношений на всей планете. Так называемая поп-культура активно помогает деградации, барабаня одинаковым смыслом и ритмом мотив всемирного коитуса. «Я бэз тэбэ нэ можу, бо кохаю та бажаю.. Очі, плечі, дівочі речі...» И прошу не вопить о демократии и свободе выбора. Если ребенка правильно не воспитать, он вырастет моральным уродом, а мы по своей природной стадности и есть большие дети. Зачем же это сознательно и целена-правленно делать из нас быдло?
У кого есть вопросы – обращайтесь к Эксцентричной Леди во время завтрака на природе...
Теперь, пожалуй, отдохнём. Можно выпить совсем немного винца с приятными людьми, а ещё лучше – с друзьями. Люди все хороши, но зато друг не позволит «усугубить» и потерять лицо или ключи от квартиры. Как вы считаете, когда же всё-таки теряется лицо: когда мы ЗА столом, ПОД столом, или перед зеркалом, в котором поутру видим пугающе чужое отражение? Ни там. ни сям. и не здесь. Думайте сами. А то я все жую за вас, жую... Того гляди, зубы атрофируются, станут атавизмом, выплюнутся невзначай, и нечем станет закусывать вонючую тёплую водочку...
Ой! Если вдруг вам стало плохо, – выгляньте в окошко и заорите изо всей дури. Перед напуганными соседями и прохожими извиняться можно, как «до» так и «после», а ещё лучше «и», «и». Но чаще одного раза в день эту лечебную процедуру повторять не рекомендуется, а через месяц ежедневных выбросов эмоций придется сделать перерыв на несколько лет во избежание привыкания. Но вы не отчаивайтесь: есть ещё множество способов. Таких, например, как показывание кукиша самому себе (выполняется как перед зеркалом, так и без него), вырывание волосьев на голове (естественно своей) с корнем, и даже бодание стен головой с разбега. Некоторым помогает очень лёгкое упражнение, достоинством которого является ненадобность стены, зеркала, и не влекущее за собой возможных увечий. Процедура приятная, доставляет огромное наслаждение, частично очищает организм, позволяет медитировать (!) во время его выполнения, располагает тремя уровнями с природными отметками делений. Самая ничтожная необходимость при выполнении его – отсутствие посторонних. Но только вначале. В принципе, после ряда тренировок вы станете «отключаться» и при них. Это... ковыряние пальцем в носу.
Ну, вот: уж прямь-таки смешно. Запомните философское правило: «Если вы бредите, попытайтесь делать это целенаправленно». И ещё: «Самое большое счастье после возможности умереть от старости, – счастье умереть от смеха» (Прошу не путать «смех» с «сексом».)
Случайному наблюдателю, (посчастливилось же человеку!) лицезревшему таинство ковыряния в носу, прямо некуда девать своё умиление, приближённое к нежному восторгу. Однако, не будем мешать. Это очень личное... Ты уже допил вино? – Я долью... Мы остановились «за столом» и на «теплой водочке»...
...Истерика разглагольствования захлёстывает нас, обнажая причины беспомощности в построении своего счастья по причине элементарной лени и себялюбия. Тонны обвинений валятся на седые головы правительства, гладятся «против шерсти» угрюмо-послушные от страха жены, которым икается где-то вдалеке, откровенный мат пугает одиноких мечтателей и влюбленных, сидящих за столиками в уголках кабака. Вы уже в курсе, что название это недавно возвратилось к нам с наступле-нием эпохи предпринимательства, помогающего массовому «водкопойчеству». (Я не удивлюсь если в кооперативном (?) туалете начнут продавать «на разлив») Кабаки... «Я б навеки забыл кабаки, и стихи бы писать забросил...» Пора Есениных и Маяковских казалось бы прошла, но мы-то знаем, что всё движется по спирали. Новый век рождает старым проблемам новых личностей, сваливая на их непокрытые головы груды мусора, заставляя ковыряться во всём этом в поисках призрачного счастья. И они честно и безропотно выполняют возложенную на них «свыше» обязанность ассенизаторов чувств и мыслей, патологоанатомов поступка и бездеятельности.
Уводя карсту в сторону от темы пьянства, (я не говорил об алкоголизме, поскольку сие удел врачей), ещё раз напомню «особо одарённым», что множество пороков зиждется на самообмане, глупой иллюзии блаженства, за которые всегда приходится платить. И на элементарном невежестве, поскольку признать себя человеком невежественным и бездеятельным честно может далеко не каждый. Тем паче трудно собрать рассыпанные на камнях зерна познания, ежели наклоняться не досуг, да и отчего кланяться: конец-то всему один?
Что мы делаем, когда нам плохо? Пьём горькую, ползём плакаться в жилетку, перекладываем груз на чужие плечи или ищем ответы у ворожеев. Конечно, много проблем создает внешний мир. Мы пропитаны им, связаны некоторыми обязанностями, являемся должниками родителей и заложниками пищи, воды и воздуха. Львиную долю проблем создаем мы сами, забывая о том, что как деятельность может созидать и разрушать, также бездеятельность способна вытворять подобное. Почва, качаясь, вечно уходит из-под ног, не за что уцепиться в хаосе, где каждый тянет «одеяло на себя», где не на кого опереться в болоте чванства и звонком хрустале бесполезного богатства, в геометрической прогрессии увеличивающего наши запросы и ненасытность. Ну очень всё плохо, и никто нас не любит. А может пока не за что любить? Враньё, что любить надо ни за что. Можно. Но не нужно. «Просто так» любит никто. Как же заметить человека в общей массе, где каждый, кто не сидит на «пятой точке», пытается казаться каким-то особенным? Так в «гонке за лидером» теряются духовные ценности, понятия и... силы. И опять вид безликих тел погружает в скуку, насаживая на кол бессмысленности. Так начинают: отмирать чувства, переходя в разряд сентиментальностей. Так волчья формула «один раз живём» размазывает личность по стене пятном блевотины, – порождением «кайфа» в его избытке.
Кремация души в умеренном темпе. Иначе не назовёшь.
У каждого наступают минуты, когда опускаются руки, и кажется, что абсолютно ничего сделать нельзя. Нам - хуже некуда. Не вздумайте привыкнуть! По прошествию какого-то времени, оказавшись будто на вершине горы, мы видим оттуда всё: неудачи, проблемы, трудности, ставшие уже ничтожно малыми, легко разрешимыми и вполне преодолимыми... Складывается впечатление, что это время излечило нас. Отчего же мы спасовали тогда? Ведь абсолютно ничего не изменилось? Восстановительный процесс зависит от нашей личной силы, а не от абстрактного времени. Мы успешно можем абстрагироваться сами, в один момент совершая необходимый прыжок, заканчивающийся аккуратным и точным «приземлением» на обе ноги. Стоим? И не качаемся? Отлично! Попробуем еще разок. Не вздумайте просто ждать! Теперь можно идти и искать. Любить, но не ждать любви. Не стоять у самого себя на пути. Поверить в себя, найдя друзей – единомышленников.
Тучки перекрашиваются в розовый цвет на «раз-два». Поначалу они будут выглядеть розовато-грязноватыми, но после второй, третьей покраски, – глаз не отведёшь. Прочь, немытая «непруха»! Жизнь – сплошная веселуха!
И это вовсе не самообман, но выход. Уметь видеть в жизни лучшие её стороны, сбросив пелену обыденности с глаз, повернуть её новой стороной, словно избушку на курьих ножках, сколоть слой, обнажив удивительно сверкающую грань, – разве это не искусство любить жизнь?! Искусство, доступное каждому...
...Услышав последние слова Эксцентричная Леди непременно бы рухнула навзничь в траву, сорвала соломинку, сунула её в зубы, чтобы дополнить живым вкусом красоту жизни. Если не рухнула, то обязательно пообещала бы сделать это в наиболее кратчайшие сроки. Я её не виню: женщина она свободная, а вольной птице я не флюгер...
...Когда мои дела пошли из ряда вон плохо (они меня похвалили, но печатать не захотели, потому как «видали и получше...»), и я решил свести счеты с жизнью, как всегда не хватало духу. чтобы нажать курок. Я деликатно попросил Эксцентричную Леди сделать э т о за меня. Узнав причину моего желания уйти из жизни, та смело взяла в руки револьвер и заулыбалась так устрашающе-обворожительно, что внутри у меня внезапно похолодело. Когда она четким движением пальца откинула барабанчик и стала с видом профессиональной убийцы осматривать патроны, я занервничал, а потом потерял способность двигаться и говорить. Попросил её прикончить меня поскорее, но она заявила, что, если я настоящий мужчина, то обязан найти в себе силы подождать, пока она сходит домой за своими патронами, т.к. мои «никуда не годятся»... Плохо соображая, я хотел что-то возразить, но она, прощебетав, что «патроны у неё высший класс», хлопнула входной дверью.
Я мучался в ожиданиях несколько часов (револьвер она по ошибке уволокла с собой), как вдруг мой взгляд упал на полную с «верхом» пепельницу, да кучку яблочных огрызков на подоконнике... Ага, вот ещё сантиметровый слой пыли на телевизоре... Он включался разве что в Новогоднюю ночь, когда показывали, как натурально бомкают большие башенные часы, установленные где-то на заснеженной площади...
Завершая наведение порядка я протирал зеркало, размышляя о том, как его накроют траурным покрывалом, и небритая, осунувшаяся рожа подстегнула меня к дальнейшим действиям, поскольку обременять близких лишними заботами было непорядочно.
Кроме всего прочего, я выудил из-за дивана рукопись и дописал недостающие фразы, забравшиеся в мою голову почему-то именно сейчас...:
«... Мы жалуемся, что в нашей стране трудно жить. Вокруг – бездари, неучи, откровенные жлобы, – люди, которые постоянно мешают нам жить. А ведь невдомёк, что мы сами вырастили их.
...Получив двойку, ученик Вася очень расстроился. Ну как же, ведь эта двойка может повлиять на годовую оценку, а также на оценку в аттестате зрелости (вдумайтесь в последнее слово!). Сердобольный учитель ставит «три». Васенька умудряется поступить в педагогический университет, не обращая внимания на остальные оценки, т.к. добрые родители дали ему необходимую сумму (???), которая сделала своё дело. И мы, однажды придя в школу уже к своим детям, будем иметь счастье лицезреть Василия Петровича в дорогом пижмаке и галстуке, и знать не будем, что делать: кланяться в ноги, дарить презент или же молиться, чтобы он поставил заслуженную двойку, дабы ваше ненаглядное чадо не продолжило великую эпопею доброй жалости и закономерного результата...»
...Когда я наконец, умытый, побритый, причесанный принюхивался к запаху одеколона, жалея, что не «сделал» Василия Петровича главным редактором какого-нибудь журнала, в комнату почти неслышно впорхнула Эксцентричная Леди, пряча руки за спиной. Счастливо улыбаясь, она водрузила на стол пачку новеньких, сверкающих кружочками капсюлей патронов 38-го калибра, а другой рукой бухнула посреди скатерти двенадцатым ударом часов заиндевевшую башню шампанского и, раскланявшись, запинаясь и смущённо краснея, (чего я раньше за ней не замечал), начала нести околесицу о том, как она меня любит, и как счастлива провести со мной последние минуты моей жизни. Я, как автомат, достал бокалы, откупорил бутылку, разлил, и даже чокнувшись с перепугу, с закрытыми глазами отправил ледяную волну шипучих брызг себе в пасть.
Наверняка не обязательно рассказывать искушённому в ЭТИХ вопросах читателю, чем закончился вечер, но закончу.
Конечно, она меня не застрелила, зато чуть не пристрелил её я. когда та заявила, что никуда не уйдет, пока её не поцелуют. Тут я «сорвался», задрал ей юбку и отхлестал чудную розовую попку отцовским ремнём, висевшим над кроватью реликвией детства. При этом Леди смеялась от души, потом укусила меня за пятку, порвав зубами совсем новый носок, чем окончательно убедила меня в своей эксцентричности. Я не обиделся. Подумаешь, глупая девчонка порезвилась!... На то время она жила у меня уже лет семнадцать, и удивить меня чем-то новеньким было невозможно. Я любил её, как дочь, да и сейчас обожаю, хотя заходит она уже реже, словно просто так, но всегда умудряясь являться в самое нужное время.
...Люди уводят глаза в сторону при засорении мыслей. За ней я такого не наблюдал. Быть может, она отводила глаза, не находясь рядом со мной?...
Как-то, проводя обычные эксперименты, я заметил, что, сосредотачиваясь на мыслях о Ней, чтобы вызвать к себе именно сегодня, – ничего не получалось. Она не являлась. Когда же я просто хотел её видеть, не напрягаясь и не «колдуя» с передачей мысли на расстоянии, эта проныра возникала когда угодно и где угодно. «Выплывала», смеясь как лошадь, из-за кустов, из которых я секунду назад вышел, застегивая штаны, выскакивала как полоумная из-за спины на берегу реки, чтобы молниеносно выудить своим сачком плевок, который я только что отправил в грязную воду, и даже поднимала брошенную мной наземь конфетную бумажку. И находилась рядом до тех пор, пока я почти пинками не отправлял ее домой спать, где-то уже после трёх часов ночи...
...Она и сейчас живёт со мной, так и оставаясь нежной, заботливой, юной, бесстыжей в своей неимоверно красивой шкуре... Только платья я покупаю ей сам, выбирая от души, ко времени года, и, чтобы хоть единственный фрагментик на ткани обязательно совпадал с цветом её прекрасно наглых глаз... Бр-р-ррр!
Я не хвастаюсь, честно, но мне кажется, что однажды у нас с ней всё получится! Потому, что я наберусь смелости и назову её настоящим именем в такой естественной фразе: «Дорогая МЫСЛЬ! Я тебя люблю!

8 сентября 1999 года, НЦГБ, 2-я терапия, палата № 4,(На соседней койке шумит носом Степан. Ему уже за 60, а у нас ещё 23 часа 44 минуты.

_________________
В жизни человека есть два великих дня.
День, когда он родился и день, когда он понял, для чего.
(Джон Максвелл.)
https://youtu.be/Om5L-czVrCg


Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group (блог о phpBB)
Сборка создана CMSart Studio
Русская поддержка phpBB